Юрий Котенок: «Не обманывайтесь! Идет война, и враг наглеет!»

Бросок под Киев. «Белые каски» в Буче. Мобилизация в России. Террор и диверсии. «Спящие». Опыт СВО. Военный эксперт Юрий Котенок оценил некоторые итоги полугода операции на Украине.

— Как можно оценить наш выход из-под Киева, после чего возникла «резня в Буче?» Можно ли сказать, что с этого момента СВО перешла в формат ограниченной войны “с одной рукой за спиной”?

— Для оценки ухода наших войск из-под Киева сначала нужно оценить их ввод туда. На мой взгляд, операция на киевском направлении — бросок спецназа, захват аэродрома в Гостомеле в начале СВО — была проведена успешно, неожиданно для противника. Действовали рискованно, стремительно, профессионально — работали спецназ ВДВ, Росгвардия и др. подразделения.

Против русского десанта под Киевом были брошены большие силы, включая 4-ю бригаду НГУ, одну из лучших по вооружению, экипировке и подготовке. Эта бригада была «размотана».

То, что сотворила наша группировка под Киевом, достойно описания в военных учебных пособиях: подковой с севера и северо-запада держать силами нескольких БТГр 5-миллионный Киев — это дорогого стоит. Успешно и эффективно действовали и тульские десантники, и 45-я бригада СпН ВДВ, и другие части и соединения.

Но что дальше? Почему действия спецназа не были поддержаны крупными силами, а ключевой, стратегический плацдарм, удержание и расширение которого изменило бы весь ход операции и могло привести к поражению режима в Киеве, не удержали и не расширили? Вопрос требует, как минимум, спокойного и внятного объяснения.

Ясно, что войска вывели потому, что удержание плацдарма потеряло смысл, грозило окружением и поражением нашей группировки под Киевом. Но почему к этому пришли? Поражения под Киевом мы не потерпели, а войска ответили. Почему? Значит, не сработал план «А»? Кто-то должен разложить по полочкам, не сторонний наблюдатель-эксперт, а именно представитель командования, отвечающий за слова и владеющий обстановкой.

Ответы необходимы, потому что наш бросок и удержание рубежа под Киевом малыми силами на враждебной территории, в условиях превосходства противника в живой силе и вооружении, дался дорогой ценой. Потеряли технику и вооружение, есть потери. А это наши лучшие люди, специалисты, которых растят годами, это асы войны.

Вопрос и к действиям отдельных военачальников, которые растянули войсковую колонну от границы на десятки (!) км, поставив мостоукладчики в хвост этой гигантской «змеи», при том что враг подорвал мосты. В итоге войска попали в гигантскую пробку. Попасть так на марше — стать мишенью, об этом знает любой военный. Встали, разбрелись, заглохли, разводили костры, техника обездвижена, стали получать сначала уколы, затем атаки противника, который пришел в себя. Потеряли инициативу.

В первый месяц спецоперации отрицательную роль сыграл сирийский опыт некоторых начальников в погонах. Пускали колонны наобум, без прикрытия, разведки, доразведки, боевого охранения. Но здесь не бодание с американцами, кто кого возьмет на “слабо”! Здесь другая война. В итоге «покатушек» колонны и отдельные единицы блуждали, попадали в плен, нарывались на засады.

С первых часов операции выявилась нехватка личного состава. Мы пролетали населенные пункты, перекрестки, мосты, обходили города, занимая рубежи, не ставили блоки, не контролили коммуникации. Задача — на Киев! Но контроль над коммуникациями требует людей, средств, оружия, тактики. Где все это? Почему сразу не заработали военные комендатуры, антидиверсионные подразделения? Почему не применен опыт операции в Чечне?

Тема Бучи — отдельная «песня». Это циничная провокация киевского режима. Украинцы — исполнители, работали по лекалам «Белых касок» в Сирии: имитация расстрелянных под видеокамеры, завоз трупов, подготовка площадок для съемок, эксгумация тел и т.д. Затем появились сфабрикованные дела в отношении российских пленных, на которых «вешают» убийства.

Все тщательно спланировано и проведено в несколько ходов. Повара этой кухни опытные — американцы и англичане. Цель — обвинение России в военных преступлениях, вынос темы в международные суды, Гаагу, требования контрибуций, ввод санкций и т.д.

— Спустя полгода мобилизация в РФ так и не объявлена, переход экономики и общества на военные рельсы также не наблюдается. Означает ли это, что мы, скорее, увидим те или иные мирные договоренности, чем решительные действия, способные изменить ход СВО?

— Всеобщей мобилизации нет и пока не предвидится. В России проводится т.н. скрытая мобилизация, что подразумевает набор и подготовку добровольцев в регионах.

Поток добровольцев есть, но, на мой взгляд, с учетом протяженности линии фронта, в целом, обширного украинского ТВД, сил, прежде всего, людских, России не хватает для выполнения задач по денацификации и демилитаризации Украины.

По оценкам экспертов, как минимум, 200 тысяч штыков не помешают под Николаевом, Харьковом, Запорожье и Донецком. Я уже не говорю про укрепление границы, через которую укронацисты ведут огонь по территории РФ и куда пробираются диверсионные группы. Речь идет о Крыме, Белгородской, Брянской, Курской и других областях.

Яркий пример нехватки людей — ситуация на фронте под Донецком, где в бригадах, полках и отдельных батальонах НМ ДНР большая нехватка личного состава (ряд подразделений ополовинены), и это, несмотря на все меры по привлечению людей. Не хватает мехводов и стрелков, минеров и связистов, гранатометчиков и танкистов. Не хватает всех.

Главное — не хватает пехоты. Отсюда и скромные результаты в операции по отбрасыванию противника от Донецка: оборону проламываем, утюжим артиллерией, авиацией и РСЗО, а закрепляться на позициях противника некем. В итоге враг отходит и укрывается во время обстрелов, но затем снова вылезает и занимает позиции, ведет ответный огонь.

Считаю, что в России мы придем, как минимум, к частичной мобилизации. Имею в виду не только прием добровольцев, но и призыв по категориям, включая отставников, военнообязанных по отдельным воинским специальностям (ВУС). В любом случае необходимы силы для решения стоящих задач в рамках СВО.

Что же касается переговоров, то на данный момент они невозможны в реальном действенном формате. С террористами переговоров не ведут. В Киеве — террористы, которые считают террористами нас. Или мы, или они. Какие тут переговоры? Кто кого быстрее съест?

В Киеве кормят себя сказками о том, что Крым им отдаст …Эрдоган. А в реальности они убили Дашу Дугину, перешли к открытому террору. Бога не боятся, и за это должны нести ответ. Какие переговоры с убийцами?.. Тем более, что Зеленский, подбадриваемый такими же выродками с запада, не просто бредит новыми ударами по Крыму, Донбассу и всей России, но и анонсирует их. По Крыму пристреливаются, по Белгороду. Идет война, ее суть не меняется из-за того, что «наверху» приказали не называть ее войной.

— За убийством Дарьи Дугиной в Подмосковье последовал манифест из Киева, в котором объявлена террористическая война на территории России.

— Линия фронта в этой войне становится условной. Задача противника — перенести боевые действия на территорию России. Отсюда читаем следующий шаг противника — активизация диверсионно-террористической деятельности на территории РФ.

Враг наглеет с каждым днем — подрывают пластидом ЛЭП, подписывающие Курскую АЭС в 60 км от границы. Туда уже долетают снаряды. Обстреливают из миномётов аэродромы в Курской области. Тревожно и в Брянской области, где граница полностью лесистая, удобная для проникновения. Так что укрепление границы — актуальная мера, и ее, на мой взгляд, необходимо проводить, разворачивая части и соединения ВС РФ. Это к вопросу задействования личного состава и дополнительных мобилизационных мероприятий. В прикрытии рубежей можно использовать и военнослужащих срочной службы. На территории России. Почему нет?

Хватит бояться называть вещи своими именами. Повторяю — идет война. Спуститесь, наконец, «с небес» на землю! Нам мало тревожных сигналов? Выборочное показательное убийство Даши Дугиной ни чем не говорит? Что должно еще произойти, чтобы в России поняли — против нас воюет полмира, используя украинское “мясо”? Уже глава МЧС РФ сообщил о диверсиях — поджогах лесов вокруг Москвы. Чего ждем еще, чтобы проснуться от спячки и быть готовыми к войне и адекватно отвечать на угрозы?

Это же касается и мобилизации экономики. Частично она проводится — предприятия ВПК работают в круглосуточном режиме. Но насколько удовлетворяются реальные потребности Вооруженных Сил? Почему чиновники от оборонки откровенно врут, заявляя, что в армия обеспечена всем необходимым, а мы всем миром продолжаем собирать на китайские коптеры в войска, потому что БПЛА нет на передовой? Хватит обманывать самих себя.

Что качается оборонки, то нам нужен новый Устинов, блестяще «вытянувший» великую Отечественную, будучи наркомом вооружения! Армии необходимы средства связи, высокоточные боеприпасы, БПЛА и многое, многое другое. Нужна не профанация, когда единичные экземпляры произведены для демонстрации на парадах и форуме «Армия», а в массовом количестве, десятками и сотнями тысяч.

В условиях избирательного огня противника по складам РАВ (ракетно-артиллерийского вооружения) и на территории России, и в ЛДНР, и на освобожденных территориях, на первый план выходит обеспечение боеприпасами воюющих частей и подразделений, рассредоточение складов, их маскировка…

Есть вопросы по «умным» боеприпасам, стрелковому оружию, экипировке. Масса вопросов. Они возникают у тех, кто понимает реальное положение дел, кто предчувствует беду, а не вылупляется в зомбоящик, принимая на уши лапшу.

— Звучит мнение, что в российских элитах есть те, кто саботируют указы Главнокомандующего и фактически действуют на стороне врага, стремясь к военному поражению. Как Вы оцениваете подобные утверждения? Допущенные ошибки и упущенные возможности — это глупость и предательство?

— Это «секрет Полишинеля». Да, в «элитах» (интересно, для кого это элиты?) есть откровенные ненавистники России. Их отношение к нашей Родине возникло не вчера и сегодня, оно — на генетическом уровне. Россия для них — поле для кормления, использовав которое, можно перейти к следующему. Их можно называть «спящими». С боевыми действиями на Украине они проснулись и, как вы сказали, фактически, открыто или латентно действуют на стороне врага. Между прочим, есть и те, кто открыто, не скрывая убеждений, желают поражения России. Более того, они внедрены во властные структуры, они пьют кровь России, желая ей гибели. Это реальность. Как вы думаете, сколько ройзманов беснуются, вредя России всеми возможными методами? Десятки тысяч, если не больше, и я далек от шуток.

Что с ними делать? Бороться, преследовать, наказывать, вплоть до… Не призываю к крови, призываю к адекватным и своевременным действиям. Да, есть «Божий суд, наперсники разврата. Есть грозный Судия…». Но многое зависит сейчас и от нас самих, от адекватных действий силовиков, правоохранителей, от очищения общества от этой плесени, что развилась в последнее время. По мне, так для иных предателей, сбежавших из России, обратный въезд должен быть закрыт навсегда. А иным полезно вспомнить и то, во что может превратиться ледоруб…

Не хочу говорить про чью-то глупость или предательство. Поймите правильно — против нас, России, ее образующего народа и других народов — десятилетиями и веками действует система, которая активировала своих агентов, прямых и косвенных. Так что мы сражаемся не только под Николаевом и Харьковом, мы воюем и в Москве, в тылу. Чем раньше придет осознание этого, тем лучше, значит, сможем уменьшить потери. А если нет, увы…

Что касается театра военных действий, прилегающих территорий, силовиков и всей антидиверсионной кухни, то актуально возрождение СМЕРШ — структуры, которая борется со шпионами, диверсантами и агентами противника. У нас есть специалисты по контртеррору, сражавшие на Северном Кавказе. Самое время вернуть их в строй…

— Как выглядит ситуация на линии фронта к концу августа 2022 г.?

— Линия относительно застыла практически на всех направлениях. Немного поджимаем под Харьковом, где в последнее время отмечена переброска сил противника. «Группа Вагнера», которую считаю лучшей штурмовой пехотой в мире, потихоньку жмет в районе Артёмовска. Трудно под Донецком, который враг нещадно бомбит. Угледар, Запорожье, Николаев — идут непрерывные бои с активным применением артиллерии. Кто-то удивится, но ситуация порой выглядит как в Первую мировую, а где-то даже и снарядов много не бывает.

Логика боевых действий подсказывает, что всё постепенно вкатывается в позиционку, где-то на месяца два — октябрь, ноябрь. В декабре-январе возможна активизация. Но это, если мы не подойдем к городам. Если подберемся, погода нам не помешает.

Плохо ли, хорошо, но граница осенью сможет вдохнуть посвободнее, потому что уйдёт зелень, начнут активнее работать тепловизоры, по чернотропу следы видно сверху с БПЛА.

Каждое направление — важно, успех на котором позволит выйти на новые рубежи. Это касается Харькова и Изюма, Славянского направления и деблокады Донецка, выходов к Запорожью и Николаеву. С оперативной точки зрения важно угледарское направление, где работают наши десантники, морпехи, мотострелки вместе с батальоном «Восток», ВВ МВД, шахтерской дивизией ДНР. Отсюда — развивать наступление на Запорожье и выходить в тыл донецкой группировке. Это перспективное направление. Пора наказывать за геноцид в Донбассе.

В конце концов, пора перестать трепать языком и “положить” мосты через Днепр.

Противник готовит сюрпризы, пытается восстановить/нарастить частично разгромленные Воздушные силы, применяет авиацию на Харьковском, Запорожском, Николаевском направлениях. И это только начало. Авиацию противнику свезли со всей восточной Европы, из стран бывшего Варшавского Договора. Идет переброска ПВО с задачей накрыть небо на украинском ТВД для ВВС России.

В осенний период завершится первый этап подготовки бригад ВСУ инструкторами Великобритании. Их перебросят и пустят в дело. Работы хватит с избытком.

Изумляет неприкосновенность ключевых объектов военно-политического управления противника, ключевых фигур, ненавидящих Россию.

Мои коллеги, военкоры, отдают себе отчет, что нам предстоит долгая война, не меньше той, что была на Кавказе. Правильно говорит Александр Коц – бить надо по идейным вдохновителям, применяя и «атипичные» методы: «Вспомните, как ликвидировали Хаттаба, или того же Басаева. Уникальные операции. Может, параллельно денацификации и демилитаризации пора объявлять и антитеррористическую кампанию. Со всеми вытекающими. И пока центры принятия решений ждут своего часа, заняться лицами, принимающими решения о террористических атаках».

Если честно, чтобы не опаздывать, нам много что “пора”…

— Вне зависимости от достигнутых результатов российская армия за полугодие операции на Украине приобрела колоссальный боевой опыт.

— Это действительно так. Но надеюсь, прежде всего, были учтены и ошибки, допущенные на тех или иных стадиях СВО.

Вернусь к ключевым моментам — успех в СВО зависит от целого ряда моментов — проведения частичной военной мобилизации, мобилизации общества, исправления ошибок первого полугода операции.

Мы говорили, что России нужен новый Устинов в организации работы ВПК. Но нам нужны и новые Жуковы, Коневы и Рокоссовские. Боевое управление нуждается в новых людях с реальным боевым опытом СВО, без окостеневшего мышления. Нужны инициативные, умные и грамотные командиры, не «берсерки», пускающие подразделения на минные поля и колонны в «свободное плавание» ради рапорта наверх. России нужны полководцы. А спикеров, читающих бегущую строку, мы наштамповали с избытком.

Без продвижения командиров, которые доказали свою эффективность, с тактического на оперативный и стратегический уровни, без их перехода на совершенно другую работу на уровне объединенных родов и видов Вооруженных сил, военных успехов ждать не стоит.

Источник: asd.news

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярное

Ссылки

Контакты

COPYRIGHT © 2022. ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

РАЗРАБОТАНО GENTLEMEN COMPANY

COPYRIGHT © 2022. ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

РАЗРАБОТАНО GENTLEMEN COMPANY